“Говорящая с луной” – часть 1, глава 2

Чтобы понять, что ты находишься за решеткой, тебе нужно увидеть светлое небо там, снаружи, за пределами темницы. Так и Наталья стала замечать, осязать свою темницу, лишь когда она впервые почувствовала настоящее влечение к другому человеку – к человеку, к которому испытывать влечение не имела права, потому что та была женщиной.

Что это было Наталья тогда, весной, не знала и не анализировала своё чувство. Она лишь знала, что хочет видеть эту женщину, нестись к ней на свидания и держаться возле неё, смотреть на неё и лишь иногда, когда вокруг никого не было, прикоснуться к её руке.

Девушки встречались редко – один или два раза в неделю. Всё остальное время они проводили со своими стражами. Жизнь Натальи принадлежала её матери и Сергею, а жизнь Татьяны – её родителям, ревнивому мужу и двум детям. Каждый из таких редких и невероятно драгоценных дней Наталья отмечала на календаре. Едва нажимая на карандаш, чтобы мать их не заметила, Наталья ставила небольшие крестики в углу соответствующей клетки.

Наталья помнила все до единой встречи с Татьяной. Она по сей день вызывала воспоминания о тех мгновениях, чтобы снова почувствовать себя свободной, у руля собственной жизни. Почувствовать своё учащенное сердцебиение, трепет, жажду жизни. То, что она чувствовала тогда, Наталья знала, было верно для неё и стало бы её единственным выбором, если бы она была свободна сделать такой выбор. Если бы была свободна… Наталья была уверена, что права выбирать у неё не было. Всё, что она видела впереди, словно лошадь бегущая с шорами на глазах, было замужество, дети и где-то там, далеко, годы и годы спустя, конец её безрадостной, бесчуственной, бесполезно прожитой жизни.

В один из таких сумасшедших дней, когда женщины смогли улучить пару часов, чтобы провести их вместе, Наталья ехала домой на троллейбусе. Она всё еще видела лицо Татьяны, видела её глаза, чувствовала её мягкую руку. В тот день девушки расставались особенно нехотя, всеми усилиями воли пытаясь задержать неминуемое прибытие троллейбуса, который должен был увезти их обеих к своим нежеланным, изнуряющим, требующим жертв жизням.

Наталья в забытьи дошла до своего дома, поднялась на лифте и подошла к своей двери. Не желая беспокоить родителей, которые могли расположиться на диване или смотрели телевизор на кухне, Наталья открыла квартиру ключом и ступила в прихожую. Когда она глянула в свою комнату, сердце у неё упало – покой родителей был потревожен, в их доме был Сергей. Приехав из своего города раньше обычного в это воскресенье, он теперь сидел на диване Натальи и смотрел на неё масляными глазами, уже предвкушая предстоящие с нею часы.

Только в то майское воскресенье, когда Наталья увидела в своей комнате Сергея и сконфуженно улыбающегося отца, который всё это время, до прихода дочери, пытался занимать парня, она поняла насколько реальной и жуткой была угроза. Это открытие настолько потрясло девушку, что она едва смогла набрать воздуха в грудь. Её обставляли, загоняли в ловушку. Постепенно, день за днём, разговор за разговором, её судьба приобретала всё более видимые реальные очертания. Этот парень, который сейчас сидел на её диване, должен был стать её мужем, потому отец и мать, которая прислушивалась к разговору на кухне, были так рады видеть его здесь, привечали его как дорогого гостя, ублажали его.

Наталья ненавидела этих двух мужчин, которые были в её комнате. Тогда она распознала в себе это чувство и не старалась от него отмахнуться. Где-то в самых глубинах души она была также в ярости на саму себя, поскольку поддерживала этот театр, играла в пьесе, которую они для неё писали, предавая, замалчивая самое для неё дорогое и прекрасное – присутствие в её жизни Татьяны. Как только Наталья переступала порог своего дома, Татьяна исчезала, растворялась словно видение – лишь Сергей имел право занимать комнату Натальи и её жизнь.

Наталья тогда не обмолвилась ни словом, а лишь прошла в свою комнату, где Сергей провел с ней остаток вечера. Почти все последующие вечера также принадлежали ему. Татьяна скоро исчезла из жизни Натальи. Их отношения продлились лишь полтора месяца – девять встреч. После того, как муж обнаружил её переписку с подругами в Интернете, Татьяна ввязалась с ним и своими родителями в самую настоящую войну, бежала из дома и более не могла или не желала видеться с Натальей. А Наталья день за днём, неделя за неделей продолжала двигаться в направлении своей гибели – к совместной жизни с Сергеем.

 

error: Content is protected !!