Наталья частенько гадала, как бы все обернулось, если бы родители не напали на нее с Кейт в Киеве, и смутно догадывалась, что это был не самый худший вариант. Родители в любом случае остались бы верны себе и сделали бы все возможное, чтобы разлучить ее с Кейт и заставить ее жить так, как того хотели они. Даже если бы мать с отцом и не приехали тогда в Киев, они рано или поздно заманили бы Наталью домой и та больше никогда не увиделась бы с Кейт. А если бы Наталья все же посмела воспротивиться их воле, осталась бы на Украине и попыталась оттуда иммигрировать в Канаду или поехать туда туристом, у нее ничего бы не вышло просто потому, что необходимых для визы документов собрать, не приезжая в Россию по месту жительства, ей не удалось бы. Именно на это и рассчитывали родители Натальи, когда выкрали у нее в привокзальном “Макдоналдсе” загранпаспорт.

Три месяца, отведенные на Украине, истекали, и Наталья с Кейт перебрались в Одессу, где Кейт начала поиски яхты. Очень скоро стало ясно, что никакой стоящей яхты найти в Одессе не удастся, и женщины стали придумывать другие возможности покинуть бывший Советский Союз и одновременно остаться вместе. Исключив из списка возможностей, как слишком рискованные, нелегальное пересечение границы в Польшу и проникновение в Канаду с помощью китайских контрабандистов людьми, Наталья с Кейт вынуждены были вернуться к первоначальной идее – добраться в Канаду на парусной яхте.

Одна такая страна, где яхты на продажу были в изобилии и где по побережью были разбросаны десятки городов с маринами и обслуживающими их магазинами и мастерскими, была совсем близко, нужно было лишь перебраться за Черное море. Но сделать это без загранпаспорта Натальи, который теперь лежал у нее дома в России было невозможно.

Отчаянное положение требует отчаянных шагов, и Кейт с Натальей стали высматривать в толпе похожих на Наталью украинок и предлагали им продать свой загранпаспорт. Когда это не сработало, женщины приходили на пристань и смотрели на турецкие паромы, курсирующие между Одессой и Стамбулом, прикидывая, насколько трудно было бы на одном из них спрятаться. Все это было чистой воды сумасшествием, и Наталья с Кейт едва верили, что вынуждены были всерьез подумывать об услугах местного преступного мира, только потому, что хотели быть вместе.

А одесские жулики тем временем слетались на Кейт словно пчелы на мед. Стоило ей проронить одно лишь слово парню, который привез их из Киева в Одессу, о том, что она думает купить яхту, как тут же, в зале ресторана торгового центра “Афина”, из под земли вырос морской капитан-кудесник, который был способен на абсолютно все. Он мог найти яхту, мог ее оснастить, мог найти “нужных” людей и, вообще, мог устроить двух нуждающихся в помощи и опеке женщин по первому классу.

Какое-то время все эти выпады, когда высокий господин, выдающий себя за капитана, повествовал Кейт о своих морских похождениях и убеждал, что без него ни о какой покупке яхты не может быть и речи, выглядели довольно забавными. Однако очень скоро стало ясно, что никакого отношения дядька этот к мореходству не имел, а был самым настоящим мошенником, который прикинув, сколько могла стоить новая яхта, решил раскрутить на эту кругленькую сумму Кейт – “глупенькую иностранку”. Как он собирался это сделать, Наталья с Кейт узнать так и не успели, поскольку разорвали с ним всякие отношения и для пущей надежности попросили администрацию гостиницы, в которой они остановились, ни в коем случае этого субъекта в здание не впускать.

Приблизительно с таким же успехом Наталья с Кейт пытались добыть загранпаспорт. Стоило Кейт произнести одно слово по-английски – что для местного населения означало “доллары” – а Наталье объяснить, что им нужен паспорт, как на помощь слетались дальние и близкие родственники новых знакомых, с которыми женщины повстречались в Одессе. С помощью этой ватаги сердобольных людей паспорт мог быть готов в течение недель, а то и дней. Все зависело от предложенной им суммы. Также, как и в случае с “капитаном”, Наталье и Кейт пришлось отделываться от своих “помощников”, прячась от них за стенами гостиницы, служащие которой продолжали выпроваживать незваных гостей.

Перед тем, как прибегнуть к этим отчаянным попыткам достать паспорт, Наталья с Кейт обратились в российское консульство в Одессе. Зная наизусть типичное поведение работников государственных заведений с вверенной им властью над гражданами, Наталья положительного результата не ожидала, потому они с Кейт пошли за советом к адвокату гостиницы. Мужчина небольшого роста и с живыми глазками с радостью пригласил женщин в свой кабинет и заверил, что консульство, согласно закону, обязано выдать Наталье, гражданке России за ее пределами, новый паспорт взамен утерянного. Воодушевленные этой информацией и прокручивая в голове прекрасные слова “согласно закону”, Кейт с Натальей двинулись к зданию российского консульства.

Приблизительно так Наталья и представляла себе российское консульство. Это была самая настоящая крепость, стены которой должны были уберечь работников учреждения от холопов – простых граждан. Проникнуть в крепость оказалось непросто. После того, как Наталья со скачущим сердцем нажала на кнопку переговорного устройства, из стены раздался недовольный женский голос.

– Да! Что вам?

– Я – гражданка России. Мне нужно заменить паспорт, у меня старый пропал.

– Мы паспортов не оформляем. – отрезал голос.

– Подождите, но мой адвокат мне сказал, что вы обязаны оформлять.

Голос в стене замолк. Лишь секунды спустя, после какого-то кряхтения и пощелкивания в динамике, женщина снова заговорила.

– Проходите. – крякнула она. – Покажите паспорта охране и входите.

В проеме вырос высокий парень, который, виновато улыбаясь, просмотрел канадский паспорт Кейт и глянул в тоненький, единственный оставшийся российский внутренний паспорт Натальи. После этого он забрал у женщин мобильные телефоны, провел их по дорожке и указал на дверь в здании, которое и служило консульством.

Внутри все было так, как и должно было быть в российском госучреждении. Холопы смирно сидели по скамейкам, а государственных служащих видно не было. Зал ожидания был мертв.

Кейт, не привыкшая к подобному приему, встрепенулась первой.

– Ну, а теперь что? Почему нас никто не встречает? – спросила она Наталью.

– Нам, наверное, придется ждать. – неуверенно отозвалась Наталья, уже прикидывая во сколько часов это самое ожидание может обернуться.

– То есть как ждать? С нами же сейчас говорили, то есть нас здесь ждут. – не сдавалась Кейт.

– Нет, Кейт… – Наталья, приметила видеокамеры под потолком. – Тихо, пожалуйста. Здесь громко не говорят. Мы будем последними в очереди, после вот этих людей.

Кейт с Натальей окинули взглядом несколько скамеек, расставленных по стенам, на которых неподвижно сидели пять-шесть человек. Все они, будто в сказке о Мертвой Царевне, застыли на своих местах, а их лица были настолько измученными и безысходными, что невольно навевали мысли о кладбище.

– Это что же, нам ждать придется?

– Придется.

Наталья поверить не могла насколько Кейт была избалована в своей Канаде порядочным и внимательным отношением к людям. Ей, как видно, ни разу не приходилось унижаться, молить и бесконечно ждать в таких вот безликих зданиях с такими же безликими чиновниками.

– Ладно, будем ждать.

Кейт еще раз окинула взглядом помещение и, приметив незанятый стул, села на него. Наталья пристроилась рядом, присев на стоявший рядом со стулом стол.

Нерадостные размышления Натальи прервал скрип открывающейся где-то рядом двери. Кейт с Натальей оглянулись – из двери в противоположном конце зала появилась небольшого роста женщина с заранее каменно-неприступным и каким-то обиженным выражением лица. Женщина двинулась было куда-то вдоль стены, но заметив Наталью с Кейт, гаркнула им: “Там не сидеть! Это место не для вас!”

Наталья с воспитанной в ней готовностью подчиняться тут же вскочила на ноги и дернулась в сторону – подальше от стола. Кейт же, продолжая смотреть на гневную женщину, не двигалась с места.

– А где же нам сидеть? Все места заняты. – сказала она по-английски.

– Это что еще? – услышав незнакомый язык, женщина напряглась. – Вы что, иностранка?

– Моя подруга из Канады. – поспешила объяснить Наталья. – Она просто со мной, она мне помогает.

– Это все равно. Сидеть там вам нельзя, это место предназначено для работников консульства. – женщина двинулась прочь. Разговор был окончен.

– Подождите, а как же мы? – опешила Кейт. – Нас так никто и не выслушал.

Женщина притормозила.

– Говорите по-русски. Это российское консульство, в конце концов!

– Сколько нам здесь придется ждать? – поспешила встрять Наталья. – Было бы хорошо узнать.

– Ждать будете столько, сколько нужно. Перед вами вон сколько людей.

По интонации разгневанной маленькой горгоны Кейт догадалась, что ждать здесь придется до старости и начала терять терпение.

– Подождите, но что-то ведь можно предпринять. – заговорила она по-английски, устраиваясь поудобнее все за тем же злополучным столом. – Каким-то образом разрешить эту ситуацию побыстрее. Нам всего-то и нужно, что оформить новый паспорт взамен старого.

Среди месива непонятных английских слов сотрудница консульства безошибочно узнала два: “паспорт” и “новый”. Это могло сулить приятный сюрприз. Женщина, уже с гораздо более дружелюбным выражением лица, мягко подплыла к столу, за которым сидела Кейт, и, поглядывая на Наталью, чтобы та перевела, стала объяснять ситуацию.

– Новый паспорт вам нужен? Это не так просто. На оформление паспорта уходит три месяца. Кроме того, вы мне должны предоставить справку из милиции об утере паспорта, и справка эта должна быть на русском языке, а не на украинском.

– Три месяца? Но это слишком долго. У нас только месяц остался на Украине. Быстрее паспорт оформить нельзя?

Наталья перевела слова Кейт служащей.

– Быстрее мы оформляем только в редких случаях. – женщина буравила Кейт глазами. – Это очень хлопотно.

– Ладно… – протянула Кейт.

Наталья перепугалась, замечая, как Кейт заерзала на стуле. Она вот-вот должна была что-то выкинуть, что-то такое, от чего Наталье обычно хотелось провалиться сквозь землю.

– А что вы на это скажете? Это процесс оформления не ускорит?

Наталья не могла поверить своим глазам – Кейт медленно, с чувством, стала вынимать из своего кармана двадцатидолларовые купюры и раскладывать их на столе.

Женщина перепугалась, и не потому что ей давали взятку, а потому что с потолка на нее смотрели глаза видеокамер. Кто же так дает взятку?! Неужели эта идиотка-иностранка никогда раньше не давала взяток?

– Эм… Что вы? Что вы делаете? Как вы смеете? – затараторила служащая, пятясь от стола. – Вы что думаете, это вам поможет? Да с вами теперь вообще никто говорить не станет.

– Куда вы? Вы обязаны нас выслушать! – Кейт шла в насной, поспешила вон из зала. Когда за служащей захлопнулась одна из дверей, распахнулась та дверь, из которой она вышла несколько минут назад.

– Эй, вы! Вы что тут вытворяете?

В проеме стоял здоровенный бугай в костюме, сильно смахивающий на вышибалу.

– Идите-ка сюда, с вами будут говорить.

Наталья была уже не рада, что пришла в это злополучное консульство. Как она, россиянка, могла надеяться на счастливый исход? Кому, как не ей, было знать, что ждать милости, а точнее, исполнения прямых обязанностей от этих людей – бесполезное занятие? Но Кейт уже входила в кабинет, где вырисовывались долговязые фигуры еще двух мужчин.

Все оказалось, действительно, бесполезно. Как бы долго Кейт не доказывала этим людям, что это было их обязанностью выслушивать граждан и выдавать им паспорта, все было напрасно. Она, иностранка, с ее пониманием закона никак не вписывалась в среду, где человек без положения и денег считался промокашкой, тряпкой, пустым местом. Три дородных мужчины, один из которых восседал за столом и который был то ли консулом, то ли его заместителем, английского не знали и на наглые воззвания иностранки к порядку ответили единственно возможным для них способом – вышвырнули Кейт с Натальей вон из консульства.

Когда женщины снова оказались на улице и получили у охранника свои паспорта и телефоны, Наталья, поглядывая на крепость, оставшуюся у них за плечами, была несказанно рада снова оказаться на свободе – вне российского госучреждения. Положение, однако, оставалось прежним – загранпаспорта у Натальи не было.

Из Одессы, то есть из Украины, нужно было как-то немедленно выбираться, и Наталья задумалась над последней зацепкой вернуть свой паспорт. Зацепкой этой была ее подруга Александра, которая работала с Натальей и ее матерью в одной организации. Александра, в отличие от всех остальных знакомых девушки, в обморок от ее любви к Кейт не падала, а даже порадовалась за нее. Теперь Наталья просила женщину привезти паспорт ей в Одессу. В России не принято вот так, безоговорочно, выручать друзей и тем более платить приличные деньги за билет на самолет, потому Наталья изумилась, когда Александра согласилась поговорить с матерью и, если та отдаст паспорт, прилететь с ним в Одессу.

Почему мать отдала паспорт и как происходила эта сцена прошения, Наталья не могла представить и до последнего момента ожидала какого-нибудь подвоха. Однако Александра действительно прилетела в Одессу и протянула девушке ее загранпаспорт. Наталья, все еще не веря, что паспорт был ее, открыла последнюю страницу документа и с облегчением увидела свое суровое лицо. Дорога в Турцию была открыта, и Наталья с Кейт, счастливые на данный момент, провели последние несколько дней в Одессе вместе с Александрой.

 

error: Content is protected !!